Главная / Разное / СЕРДЕЧНЫЙ ОГОНЬ: Кыргызская народная сказка

СЕРДЕЧНЫЙ ОГОНЬ: Кыргызская народная сказка

Было это в далёкие времена, такие далёкие, когда Ысык-Куля ещё и в помине не было.

Пришёл в аил старый-престарый человек и сказал:

  • Хочу поселиться у вас — примите или прогоните?

Гостя на почётное место усадили, угощение собрали, а старик сидит, молчит, не ест и не пьет. Забеспокоились хозяева:

  • Или угощение не по вкусу, или прием не по нраву? — спрашивают его.
  • Я волшебник. Зовут меня Сыйкырчы[1]. Я не ем людскую пищу.
  • Чем же угощать вас, аксакал?
  • Смехом.
  • Смехом? Как это смехом?
  • Вы засмеётесь, я сытым стану.

serd-ogonКак быть? То ли за шутку принять, то ли всерьёз. А старик достал сере­бряную чашку, поставил перед собой и сидит, ждёт, когда его смехом уго­щать будут. Люди переглянулись. Вот так гость! Никогда такого не видели. Кому-то из молодых это забавным показалось, он и засмеялся. Волшебная чаша мигом наполнилась сверкающим напитком. Старик пригладил боро­ду, выпил и вроде повеселел.

  • Спасибо, дорогой хозяин! Хорошо угостил. Когда я был молод, то знал много разных разностей, да всё перезабыл. Теперь умею только смех в пищу превращать да из облаков жилища строить.

Посовещались аильчане и ответили:

  • Если ваше волшебство столь безобидно, мы согласны, живите у нас.

Поселился старик-волшебник в далёких горах. Из белоснежных об­лаков построил себе прекрасный ледяной дворец, чтобы солнце не ис­крилось на изящных гранях и не трогало причудливых узоров, он завесил небо тучами. Горы вокруг и все подходы ко дворцу завесил снегом, кото­рый не таял даже в самое жаркое лето. Люди прозвали его Муз Сыйкырчы, что значит Ледяной Волшебник. Сыйкырчы не появлялся среди людей и не любил, если какой-нибудь любопытный джигиту его дворца появился. Как он гостя принимал — никто не знал, потому что ни один смельчак обратно не вернулся.

Потом стало происходить странное. Засмеётся кто или запоёт весёлую песню — вмиг обернётся белым облаком. Поднимется облако над горами — и удаляется в сторону ледяного дворца.

Помрачнели кыргызы. Радость запретом стала. И как без радости жить, без песни, без смеха?

Жили в ту пору два друга-охотника: Батырбек и Чыныбек. У Чыныбека была маленькая сестрёнка Айгуль. Юноши очень любили девочку и боя­лись: не дай Аллах, засмеётся. Вот и наговаривали ей всяких страхов, пу­гали злым волшебником. Но страхи не мешали девочке расти и хорошеть.

Однажды возвращался Батырбек с охоты и увидел Айгуль на склоне горы, неподалеку от юрты. Она спускалась с горы с большой вязанкой ку- рая. Батырбек крикнул:

-Отпусти вязанку! Я поймаю!

Айгуль отпустила. Вязанка быстро покатилась вниз. Айгуль лёгкой ко­зочкой запрыгала следом, подхватывая клочья травы, выпавшие из вязан­ки. Подбежала к Батырбеку. Щёки разрумянились, глаза сияют, косы ниже колен.

  • Покажи добычу.
  • Не было удачи, всего два кеклика1. А ты чудо как хороша.

Айгуль весело рассмеялась.

  • Не надо! Не смейся!

-Хочу, хочу смеяться! Кругом так красиво! Небо синее-синее. Эй, горы! Слушайте песню! — И она запела.

Чаныбек выскочил из юрты.

-Айгуль! Сестрёнка!

Но было поздно. Айгуль словно растаяла, заструилась лёгким паром. И вот облачко уплывает, уплывает…

Помертвели от горя Чаныбек и Батырбек. Словно окаменели сердца у них. Здесь же, над вязанкой курая, джигиты поклялись отомстить волшеб­нику.

Заплакали сородичи:

  • Не ходите! Айгуль не вернёте и сами погибнете.
  • Всё равно пойдём!

Придумали они хитрость. Батырбек сшил широченный чапан[2], пару чо- коев[3] великаньего размера и огромную шапку. А Чаныбек наполнил кур- джуны[4] съестными припасами.

 

Весь аил вышел проводить джигитов и пожелать им удачи.

Нелёгким был путь к волшебнику по глубоким ущельям и горным хребтам.

На подходе ко дворцу джигиты встали плотно друг за другом: впереди Чыныбек, позади Батырбек. Обули чокои — по две ноги в каждый. Надели один чапан на двоих, запахнулись, подпоясались одним поясом и нахлобу­чили шапку — одну на две головы. Было два джигита — стал один могучий батыр. Шагает вперевалку батыр, снег подминает.

У ледяного дворца заступил дорогу сухонький старикашка:

-Зачем пожаловал, гость незваный?

  • За сестрой пришёл. Хозяин дома?
  • Я хозяин. О сестре забудь.
  • Вы хозяин великолепного дворца? Старый, совсем старый человек… Сколько жить-то вам осталось… Добром прошу: верните Айгуль.

У старикашки затряслась бородёнка:

-Тебя переживу, дерзкий ишак!

Гневом сверкнули глаза Чыныбека:

-Добром не отдашь, так я силой возьму! На бой вызываю тебя, про­клятый Сыйкырчы!

  • На бой, так на бой. Осилишь меня — будет по-твоему, не осилишь — моя воля.

-Согласен!

  • Мои условия: бороться на льду без передышки. Боевые рукавицы я меняю на восходе и заходе солнца.

Джигит принял условия волшебника и добавил:

  • Пока ты рукавицы менять будешь, я в своем чапане полежу.

Снял Чыныбек чокои, чапан, шапку. Сложил вещи в кучу и пошёл на волшебника. Батырбек в чапане затаился.

Сыйкырчы только с виду казался хилым: от щелка рассыплется, а на деле — молодому джигиту нив силе, нив ловкости не уступал. Целый день боролись, не одолел Чыныбек старика.

С заходом солнца волшебник оттолкнул от себя Чыныбека и поковы­лял менять рукавицы. Чыныбек под чапан залез. Вместо него отдохнувший Батырбек вышел и схватился с волшебником. Но как ни старался, тоже по­бедить не смог.

Так трое суток боролись: днем Чыныбек, ночью Батырбек. Лёд в белую пыль истолкли. Притомились джигиты, а старику — хоть бы что.

-Откуда в нём сила непомерная?- думал Батырбек.

Вдруг будто что-то стукнуло по чапану. Приподнял край — птичка за­мёрзшая. Незаметно подобрал её, отогрел. Птичка ожила, защебетала: «Чивик-чвик! Рукавицы… Чивик-чвик! Рукавицы…» Слушает Батырбек и не поймет: то ли чудится ему, то ли вправду птичка о рукавицах сказала. «Чивик-чвик! Рукавицы… Чивик-чвик! Рукавицы…» — повторила она и вы­летела.

Ночью Батырбек изловчился ухватить волшебника за рукавицу и разо­рвать её. И чудо! Сыйкырчы ослабел и еле-еле дотянул до первого луча солнца. Будь у джигита силы, как в первый день борьбы, несдобровать бы старику.

  • Рукавицу сорви, — шепнул Батырбек, влезая под чапан.

Чыныбек последовал его совету: сдёрнул рукавицу. Волшебник сразу отступил, зашатался.

-Стой! Рукавицу надену, — попросил он.

  • Не было уговора. До вечера далеко.
  • Рука мёрзнет.
  • А мне-то что! Покажешь Айгуль — тогда соглашусь.
  • Кинь рукавицу в окошко — увидишь.

Кинул Чыныбек сорванную рукавицу в окно. Стена во дворце прозрач­ной стала. Он увидел Айгуль.

-Сестрёнка!

Заплакала Айгуль и печально склонила голову. Топнул волшебник — сте­на потемнела и стала как гранит. Ударил Чыныбек стену, пнул её, да что толку. Захихикал старик и схватил рукавицу. Надел на руку, к борьбе при­готовился. Теперь он был настороже. Но перед заходом солнца Чыныбек ухитрился оторвать небольшой кусок рукавицы и зажать его в кулаке. Ког­да Сыйкырчы за новыми пошёл, джигит к своему чапану побежал.

  • Батырбек, бери кусок рукавицы и ступай к людям.

-Я останусь бороться. Если б знать раньше…

  • Бороться буду я! И отвлеку его. Люди разгадают тайну волшебника и помогут нам. Спеши!

Принёс Батырбек людям обрывок рукавицы Сыйкырчы.

Однако самые мудрые аксакалы пожимали плечами, глядя на этот кло­чок. Никто не мог разгадать тайны. Отступились мудрецы. Но не отступил­ся Батырбек, не поверил, что людям не по силам загадка волшебника. Стал он обходить всех подряд.

В поисках зашёл в юрту к слепой старушке. Поздоровался.

  • Кто ты, гость дорогой? Что привело тебя к несчастной, потерявшей единственного сына? Пропел весёлую песню мой мальчик и улетел свет­лым облаком. Я глаза выплакала…
  • Меня привело к вам то же горе. Ищу человека, который скажет, из чего соткана эта ткань.

Батырбек положил клочок рукавицы на ладонь старушки. Слепая за­мерла, прижала лоскут к лицу и заголосила:

  • Ой! Мальчик мой! Слышу… Голосок твой слышу… Стон твоего сердца слышу…
  • О Аллах! Не помутился ли у неё разум?

Батырек выбежал на улицу. К юрте семенил сгорбленный аксакал, за­ложив палку поперёк спины.

  • Новое горе или старое? — спросил он джигита.
  • Старое, — ответил Батырбек и обо всем рассказал.

Выслушал аксакал, подивился и в юрту вошёл.

Долго ждал Батырбек. Наконец аксакал вынес обрывок рукавицы.

  • Разгадал я загадку Сыйкырчы. Из человеческих сердец делает он свои рукавицы. В этом его непомерная сила. Ты победишь волшебника только в таких же.
  • Но где мне их взять?
  • Их может дать только народ. Слушай! Среди синих скал, в расщелине есть ледяная глыба. Спусти эту глыбу вниз. И пусть каждый приложит руки к льдине. Тепло рук растопит лед, и на его месте останутся волшебные нити из пламени сердец.

Потянулись люди к Батырбеку. Спустили ледяную глыбищу со скалы. Каждый старался дольше подержать руки на льдине, больше тепла отдать громадине, чтобы таяла поскорее. Но если в груди человека билось не­доброе, холодное сердце, льдина не таяла под его руками. Она была не­простая: её мог растопить лишь огонь доброго сердца. Много в народе нашлось горячих и верных сердец, и глыба расплавилась на глазах.

 

Смотрит Батырбек — никаких нитей. Как же так? Позвал аксакала.

  • Где же нити? — спрашивает.

Аксакал подвёл слепую старушку. Старушка пошарила руками по зем­ле, посветлела лицом и начала что-то подгребать и складывать.

  • Бабушка, что вы собираете? — обратился к ней Батырбек.

-Тёплую пряжу.

  • Но я не вижу никакой пряжи!

-Тёплоту сердца чувствует только сердце. Потрогай!

Коснулся Батырбек того, что собрала слепая старушка, и будто его сердце для людей распахнулось. С глаз пелена спала: чужое горе, как своё, видеть стал. И почувствовал джигит в себе необычайную силу — быть в от­вете за людскую боль и людскую радость. Теперь он не просто сам за себя, но и за других ответчик.

Связала старушка пару невидимок-рукавиц. Надел их Батырбек и от­правился к Сыйкырчы. А тот уже победу над Чыныбеком отпраздновал.

Недолго боролся Батырбек с Сыйкырчы. Бросил он волшебника об землю с такой силой, что дрогнули горы и лавины снега сползли в ущелья. Взмолился волшебник:

  • Пощади!
  • Нет тебе пощады!

Сдернул джигит с его лап рукавицы. Пришёл конец чародею. Превра­тился он в ветер и улетел.

Распахнул Батырбек дворцовые двери — хоть бы одна живая душа вы­шла навстречу! Стоят оледеневшие фигуры юношей и девушек. Обошёл дворец и нашёл золотой сундук с боевыми рукавицами. Бережно поло­жил в сундук ту пару рукавиц, что снял с волшебника, и тот клочок рукави­цы, который помог раскрыть тайну. Как вдруг разлетелись все рукавицы в разные стороны. Стукнет горячая рукавица оледеневшую фигуру, ледяная корка трещинами пойдёт, осыплется, и человек оживает. ВотЧыныбек. Вот Айгуль. Друзья обнялись. Айгуль и плачет, и смеётся от радости. Какой под­нялся шум!

От шумной радости разбежались тучи. Под лучами солнца ледяной дворец начал быстро таять и оседать. Юноши и девушки вышли на волю. Дворец рухнул и превратился в большое озеро с чуть солёной водой. Со­лёной от пролитых слёз. Кыргызы назвали его Ысык-Кулем, то есть тёплым озером. Тёплым потому, что солнце не даёт ему замёрзнуть в самые лю­тые морозы.

Говорят, что Сыйкырчы временами проносится над Ысык-Кулем страш­ным, холодным ветром, поднимает высокие волны, пытается заморозить озеро и превратить его в ледяной дворец. Но где ему спорить с солнцем!

  1. Перечисли героев сказки «Сердечный огонь». Кто из них — главные герои? Кто их противник?
  2. Вспомни характерные черты волшебной сказки: похищение, волшеб­ные помощники, испытания для героя, троекратные повторы собы­тий, чудесные превращения, далёкие путешествия, награда герою. Какие признаки волшебной сказки есть в сказке «Сердечный огонь»? А что напоминает легенду?
  3. Какая пословица подходит к этой сказке:

а)   Терпенье и труд всё перетрут.

б)  Сила — в единстве.

в)  Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Приготовься подробно объяснить свой ответ.

[1] Сыйкырчы — волшебник.

^ёклик- каменная куропатка.

гЧапа’н — верхняя одежда.

[3]Чокои — войлочные сапоги.

[4] Курджун — переметная сума.

Загрузка...

О нас admin

Инчунин кобед

марва

ТЦ Марва в Душанбе

Торговый центр МАРВА в городе Душанбе находится в посёлке Заравшан вдоль улицы Исмоили Сомони. Здание …