Главная / Наука / Теория локальных цивилизаций

Теория локальных цивилизаций

Ключевые слова: теория локальных цивилизаций, западоцентризм, мировая цивилизация, цивилизационное мировоззрение, историческая периферия, культурно-исторические типы, европоцентризм, панславизм, «вызов и ответ» энвайронментальный, самостоятельные цивилизаций, рост цивилизации, самовыражение цивилизации, «универсальное государство»

  1. А. Тойнби. «A study of History»

К числу наиболее представительных теорий цивилизаций относится прежде всего теория А. Тойнби (1889-1975), который продолжает линию

Н.Я. Данилевского и О. Шпенглера. Его теория может считаться кульминационным пунктом в развитии теорий «локальных цивилизаций».

Автором самого грандиозного труда XX в. по истории цивилизаций — 12­томного «Исследования истории» — стал английский ученый Арнольд Джозеф Тойнби (1889-1975).

kniga

Мировую историю Тойнби, вслед за своими предшественниками, рассматривал как круговорот сменяющих друг друга локальных цивилизаций. По концепции Тойнби, история — это не только естественноисторический процесс, она имеет смысл (это был прямой вызов, отрицание исторического материализма). В истории всегда, подчеркивал Тойнби, нужно учитывать наличие двух сторон — объективной и субъективной; история начинается не с возникновения человека, а когда человек сталкивается с трудностями, проблемами: например, с изгнания — не рай начало истории, а грехопадение; или с ухода евреев из Египта под влиянием Моисея начинается история этого народа; для России таким фактором было нашествие кочевников — в итоге возникло Великое Московское царство и т.п.

Тойнби ввел понятие «вызов и ответ» для объяснения причин рождения, расцвета и падения цивилизации. Рождение цивилизаций древности он связывал с внешними факторами, со способностью людей дать ответы на вызовы, брошенные Природой. Ослабление же и разложение, гибель цивилизаций Тойнби объяснял влиянием внутренних факторов — неспособностью правящей элиты дать ответы на встающие перед обществом проблемы. «Цивилизация распадается, когда для ответа на новые «вызовы» ей не хватает творческого руководства. Причина разложения цивилизации всегда коренится в присущих структуре данного общества дефектах».

Метод Тойнби отдельные ученые называют энвайронментальным (от английского environment — окружающие условия, среда).

Рассматривая цивилизации как макрокультуры, системы или организмы, Тойнби отмечал, что каждая из них имеет собственную духовную или социальную структуру; свои институты, элиту, кадры. Носителем цивилизации, как правило, является церковь (но в исламе — это ученые, изучающие Коран, богословы и законоведы, улемы; в конфуцианстве — бюрократический аппарат). Каждая цивилизация, по его мнению, существует сепаратно и самобытно, основана на конечных ценностях в своем мировоззрении, что проявляется в стиле, общей культуре и др.; если стиль утрачен и воцаряется эклектика, — это признак распада цивилизации. Если элита правит, опираясь на чуждые образцы, традиции,

  • она не органична данной цивилизации и обречена.

Тойнби утверждал, что каждая цивилизация обладает динамикой, то есть развивается, проходя через цикличные фазы генезиса, роста, созревания, увядания и упадка-распада.

Прогресс человечества он видел в духовном совершенствовании, эволюции: от примитивных анимистических верований через универсальные религии к единой религии будущего. Тойнби не столь пессимистичен в отношении западной цивилизации, как Шпенглер; выход из противоречий и конфликтов Запада он видел в его духовном обновлении. Он также категорически отрицал взгляд на Запад как центр мировой цивилизации и концепцию о движении человечества к созданию единой цивилизации на основе западных ценностей.

А. Тойнби предпринял попытку определить число самостоятельных цивилизаций. На начальном этапе работы, собирая материалы, он называл их около 100; затем сократил до 36, далее — до 21. В 12-м, последнем томе исследования он остановился на числе 13. Многие общества Тойнби отнес либо к побочным вариантам самостоятельных цивилизаций, либо к неразвившимся в самостоятельный, неповторимый, самобытный тип. Например, скандинавы имели все возможности и предпосылки для создания собственной цивилизации; но в силу ряда причин и особенностей исторического развития скандинавская культура стала частью западной цивилизации.

Монументальное исследование А. Тойнби «Постижение истории» многие ученые признают шедевром исторической и макросоциологической науки. Английский культуролог начинает свое исследование с утверждения, что истинной областью исторического анализа должны быть общества, имеющие как во времени, так и в пространстве протяженность большую, чем национальные государства. Они называются «локальными цивилизациями». Таких развившихся «локальных цивилизаций» Тойнби насчитывает более двадцати. Это — западная, две православных (русская и византийская), иранская, арабская, индийская, две дальневосточных, античная, сирийская, цивилизация Инда, китайская, минойская, шумерская, хеттская, вавилонская, андская, мексиканская, юкатанская, майя, египетская и др. Он указывает так же на четыре остановившиеся в своем развитии цивилизации — эскимосскую, номадическую, оттоманскую и спартанскую и пять «мертворожденных».

Однако сразу возникает вопрос: почему некоторые общества, подобно многим примитивным группам, становятся неподвижными на ранней стадии своего существования и не складываются в цивилизации, тогда как другие достигают этого уровня? Ответ Тойнби таков: генезис цивилизации нельзя объяснить ни расовым фактором, ни географической средой, ни специфической комбинацией таких двух условий, как наличие в данном обществе творческого меньшинства и среда, которая не слишком неблагоприятна и не слишком благоприятна.

Группы, в которых налицо эти условия, складываются в цивилизации. Группы, не обладающие ими, остаются на доцивилизованном уровне.

Механизм рождения цивилизаций в этих условиях сформулирован как взаимодействие вызова и ответа. Среда намеренно неблагоприятная непрерывно бросает вызов обществу, общество через свое творческое меньшинство отвечает на вызов и решает проблемы. Такое общество не знает покоя, оно все время в движении, благодаря движению оно рано или поздно достигает уровня цивилизации. (неблагоприятная среда — вызов обществу = ответ творческого меньшинства = решение проблемы — постоянное движение = цивилизация).

Возникает и второй вопрос: почему четыре цивилизации дальнезападная христианская  (ирландская),                                      дальневосточная          христианская

(несторианская в Средней Азии), скандинавская и сирийская развивались ненормально и родились мертвыми. Тойнби пытается понять, отчего пять цивилизаций (полинезийская, эскимосская, кочевая, спартанская и оттоманская) застыли в своем развитии на ранней стадии, тогда как остальные успешно развивались.

Рост цивилизации, по мнению ученого, отнюдь не сводится к географическому распространению общества. Он не вызывается им. Если географическое распространение с чем-нибудь положительно связано, то скорее с задержкой развития и с разложением, чем с ростом. Подобным же образом рост цивилизаций не ограничивается и не вызывается техническим прогрессом и растущей властью общества над физической средой. Какого- то четкого соотношения между прогрессом техники и прогрессом цивилизации культуролог не признает.

Тойнби считает, что рост цивилизации состоит в прогрессивном и аккумулирующем внутреннем самоопределении или самовыражении цивилизации, в переходе от более грубой к более тонкой религии и культуре. Рост

  • это непрерывное «отступление и возвращение» харизматического (богоизбранного, предназначенного свыше к власти) меньшинства общества в процессе всегда нового успешного ответа на всегда новые вызовы среды внешнего окружения.

Интересна мысль Тойнби о том, что растущая цивилизация — это постоянное единство. Ее общество состоит из творческого меньшинства, за которым свободно следует, подражая ему, большинство — внутренний пролетариат общества и внешний пролетариат варварских соседей. В таком обществе нет братоубийственных схваток, нет твердых, застывших различий. В результате процесс роста представляет собой рост целостности и индивидуального своеобразия развивающейся цивилизации.

И еще один, третий вопрос: как и почему цивилизации «надламываются, разлагаются и распадаются»? Не менее 16 из 26 цивилизаций сейчас «мертвы и погребены» (следует помнить, что число цивилизаций Тойнби постоянно изменял). Из оставшихся в живых десяти цивилизаций — полинезийская и кочевая находятся сейчас при последнем издыхании; а семь из восьми других в большей или меньшей степени — под угрозой уничтожения или ассимиляции западной цивилизацией. Более того, не менее шести из этих семи цивилизаций обнаруживают признаки надлома и начавшегося разложения.

Упадок, как считает Тойнби, нельзя приписать космическим причинам, географическим факторам, расовому вырождению или натиску врагов извне, который, как правило, укрепляет растущую цивилизацию. Нельзя объяснить его и упадком техники и технологии, ибо во всех случаях упадок цивилизации является причиной, а упадок техники — следствием или симптомом первого.

Сам упадок — это не единовременный акт, а весьма длительная стадия, которая, согласно Тойнби, состоит из надлома, разложения и гибели цивилизаций.

Между надломом и гибелью цивилизации нередко проходят столетия, а иногда и тысячелетия. Так, например, надлом египетской цивилизации произошел в XVI в. до н.э., а погибла она только в V в. н.э. Период между надломом и гибелью охватывает почти 2000 лет «окаменевшего существования», «жизни в смерти». Но как бы долго это ни длилось, судьба большинства, если не всех, цивилизаций влечет их к конечному исчезновению, раньше или позже. Что касается западного общества, то оно, видимо, по Тойнби, обнаруживает все симптомы надлома и разложения. Но Тойнби религиозный мыслитель, а потому считает, что следует молиться, чтобы не было отказано в отсрочке, причем просить ее вновь и вновь с сокрушенным духом и сердцем, полным раскаяния.

Подробный анализ повторяющихся моментов, симптомов и фаз упадка цивилизаций дается в разных томах исследования Тойнби, например: творческое меньшинство, опьяненное победой, начинает «почивать на лаврах», поклоняться относительным ценностям, как абсолютным. Оно теряет свою харизматическую привлекательность, и большинство не подражает и не следует ему. Поэтому приходится все больше и больше использовать силу, чтобы контролировать внутренний и внешний пролетариат. В ходе этого процесса меньшинство организует «универсальное (вселенское) государство», подобное Римской империи, созданной эллинистическим господствующим меньшинством для сохранения себя и своей цивилизации; вступает в войны; становится рабом косных установлении; и само ведет себя и свою цивилизацию к гибели. Именно в такие периоды «внутренний пролетариат» отделяется от меньшинства и часто рождает «универсальную (вселенскую) церковь», например, христианство или буддизм, как свою собственную веру и установление. Таким образом, нетворческие силы общества совершают творческий акт.

Это одно из многочисленных противоречий в системе Тойнби. Когда «универсальное государство» господствующего меньшинства рушится, «универсальная церковь» внутреннего пролетариата (например, христианство) служит мостом и основанием для новой цивилизации, отчужденной и в то же время дочерней по отношению к прежней. А как поступает в такой ситуации внешний пролетариат? Стремится врасти в старую цивилизацию? Отнюдь, нет. Он организуется и начинает штурмовать падающую цивилизацию. Таким образом, раскол входит в тело и душу цивилизации. Он приводит к росту распрей и братоубийственным войнам… Раскол в душе обнаруживает себя в глубоком изменении настроенности и поведения членов разлагающегося общества. Он ведет к возникновению четырех типов личностей и «спасителей»: архаистов, футуристов (спасителей с мечом), отреченных и безразличных стоиков и, наконец, преображенного религиозного спасителя, нашедшего опору в сверхчувственном мире Бога.

В такие времена чувство затерянности в потоке, чувство греха все возрастают. Половая распущенность и смещение принципов (синкретизм) становятся господствующими. Вульгаризация и «пролетаризация» захватывают искусства и науки, философию и язык, религию и этику, нравы и установления. За исключением преображения, никакие усилия и спасители не могут остановить разложения. В лучшем случае, как отмечалось, цивилизация «окаменевает» и может века и даже тысячелетия существовать в этой форме «жизни и смерти». Но рано или поздно она обычно исчезает.

Единственный плодотворный путь — это путь преображения, перенос цели и ценностей в сверхчувственное Царство Божие. Оно не может остановить разложение данной цивилизации, но может послужить посевом, из которого вырастает новая дочерняя цивилизация. Таким образом, это шаг вперед в вечном процессе возвышения от человека к сверхчеловеку, от «града человеческого к

Граду Божьему», как предельному итогу человека и цивилизации. Эти свои рассуждения Тойнби заканчивает следующим образом: «Цель преображения — дать свет тем, кто погряз во тьме… Она достигается в поисках Царства Божьего, чтобы привести его жизнь в действие… Таким образом, цель преображения — Царство Божие…».

Следовательно, вся человеческая история или весь процесс цивилизации превращается в творческую традицию. Через отдельные цивилизации и их ритмы, совпадающие в единстве, но конкретно различные, реальность разворачивает свое богатство и ведет от «подчеловека» и «подцивилизации» к человеку и цивилизации, а в итоге к сверхчеловеку и преображенной сублимированной (эфирной) сверхцивилизации Царствия Божьего.

Деятельность духа, струящегося по земле и влекущего свои нити по ткацкому станку времени, — это история человека, как он себя проявляет в генезисе и росте, в разложении человеческих обществ. Во всем этом колыхании жизни мы можем слышать биение основного ритма вызова и ответа, отступления и возвращения, расстройства и соединения, отчуждения и усыновления, раскола и возрождения.

  1. Устойчивое развитие и проблема цикличности у А.Тойнби. Сегодня об устойчивом развитии говорят и политики, и ученые. Но недостаточно признавать необходимость непрерывного развития — надо понять его условия и первый шаг в этом направлении — анализ цикличности общественного развития.

Цикличность некоторых процессов истории отмечали еще мыслители древности: Платон, Полибий, Сыма Цянь и др. Китайский историк Сыма Цянь так сформулировал принцип цикличности: «Путь трех царств кончился и снова начался».

Эта идея пронизывает труды многих историков и философов. В данном контексте мы рассмотрим взгляд А. Тойнби, его концепцию цикличности социальной динамики, которые были движимы экологическим ведением истории. Каждого, кто читает его историко-философские труды, поражает та закономерность, в соответствии с которой распадаются могущественные империи и цивилизации. Значит ли это, что цикл подъемов и падений невозможно нарушить, и что обречены на коллапс?

Необходимо отметить, что Арнольд Джозеф Тойнби — был одним из первых западных философов, осознавших «взрывной» характер экологической проблемы и необходимость выбора между двумя альтернативами: совершения экогеноцида или постижения того, как жить дальше в единой семье. Ответ на этот вопрос он ищет в истории. «Каковы цели, которые ставят историки, изучая историю? — вопрошает Тойнби. — Прежде всего, мы должны принять за аксиому, что изучение человеческих деяний обладает определенным смыслом и что история старается раскрыть этот смысл». Отправной точкой подхода Тойнби к проблеме смысла истории является философия «творческой эволюции» А. Бергсона. Следуя за Бергсоном, он определяет человеческую цивилизацию в духовном смысле. «Возможно, — пишет Тойнби, — она может быть определена как попытка создать состояние общества, при котором все человечество будет в состоянии жить вместе в гармонии как члены одной всеохватывающей семьи».

Проследив историю более двадцати различных цивилизаций, как мы уже говорили в предыдущей лекции, Тойнби констатирует везде одну и ту же последовательность изменений: генезис, рост, надлом и распад. Тойнби считает, что тайна роста любой цивилизации была схвачена великим философом А. Бергсоном в понятии «жизненный порыв человека к общественному абсолюту».

По Тойнби, носителями «жизненного порыва» как движущей силы истории являются идеальные личности, обладающие творческим потенциалом и высшим самообладанием. «Идеальная личность — это та, в которой внутренний контроль достаточно силен и осуществляется сознательно, имея своей целью гармонизацию противоречивых порывов и желаний и упорядочение случайных поступков и действий, грозящих конфликтов с самим собой».

Следует сказать, что такие личности составляет в любом обществе меньшинство, но именно они инспирируют социальный прогресс. Но каким образом им удается сплотить вокруг себя других людей? Здесь «требуется двойное усилие. Прежде всего, со стороны отдельных личностей, нацеленных на новаторский путь, и наряду с этим — всех остальных, готовых воспринять эту новацию и приспособиться ней. Цивилизованным можно назвать лишь то общество, в котором эти встречные усилия слились воедино».

Признаками развивающегося общества, по Тойнби, являются перенос (transference) результатов духовной работы идеальных личностей в сферу общественных отношений, самодетерминация (как подражание духовно­нравственному порыву избранных носителей нового), а также прогрессирующее упрощение социальных институтов (техники, языка, управления и т. д.). Рост цивилизации обеспечивается развитием ее духовного потенциала, внутреннего единства, гармонии и пропорциональности общества. Устойчивое общество базируется на скале духовности, а не на «песке экономики», по выражению Тойнби. Именно духовно-нравственное начало в жизни общества — главное (история доказала это неопровержимо), и нам необходимо опереться на эту высокую выстраданную истину.

По свидетельству Тойнби, интерес коллапсирующего общества все больше смещается в сторону завоеваний и техноэкономического роста. Гигантомания и милитаризм, рост чиновников (номенклатуры), безмерное стремление правящего класса к материальному обогащению и расширению власти над окружающей средой (и обществом, и природой) — вот причины распада локальных цивилизаций. Все это сопровождается «самоотравлением победой», самоидеализацией, потерей нравственной силы и ростом вопиющей несправедливости.

Тойнби пишет: «основой критерий и фундаментальная причина надломов цивилизаций — внутренний взрыв, через который общество утрачивает свойство самодетерминации. Происходит внутренний раскол и общество начинает пожирать самого себя. В последнем акте надлома цивилизации исчезает философия, в результате чего становится невозможным процесс саморефлексии общества. Массы становятся объектом манипуляции бездуховной правящей «элиты». Но правящее меньшинство утрачивает свою привлекательность — ореол власти тускнеет. «Пока косное правящее меньшинство постоянно воспроизводит свое поражение — пишет Тойнби, — новые вызовы, побуждая к новым творческим ответам, активизируют новые творческие меньшинства. Они то и становятся, по Тойнби, претендентами на возвышение». Происходит как бы внутреннее возрождение (regeneration) и начинается новый цикл исторического развития.

А. Тойнби рассматривает четыре пути выхода из состояния социального распада: архаизма, футуризм, отрешение и преображение. Архаизм — это попытка совершить прыжок из настоящего в прошлое; футуризм — аналогичная попытка совершить прыжок в будущее, отрешение есть полное подавление жизненного процесса, т. е. абсолютный покой. Исследовав природу архаизма, футуризма и отрешения, Тойнби приходит к выводу, что ни один из этих образов жизни не является устойчивой жизненным. Вслед за Бергсоном, Тойнби настойчиво повторяет: только духовное преображение способно вывести общество на новый виток развития. Акт Преображения есть таинство, ибо это деяние Бога, цель Преображения есть царствие Божие. «Нет надобности повторять, — писал А. Бергсон, — что социальный прогресс обусловливается прежде всего духовной средой общества… Широко известно, что большинство великих реформ воспринималось сначала как неосуществимые, что фактически соответствовало действительности: они могли воплотить в жизнь лишь в обществе, создавшем для этого надлежащие духовные условия».

А. Бергсон говорил, что человечество никогда не сможет жить, как братья вместе, если люди не возвысятся над своими внутренними конфликтами, уверовав в общего царя Небесного. Это прозрение великого философа ХХ века обобщает мысли и чаяния людей на протяжении многих веков об этом мечтали и Эхнатон, и Александр Македонский и Наполеон, все «сильные мира сего». Александр открыл истину, согласно которой «братство Человека предполагает Отечество Бога, — истину, которая содержит обратное предположение, что если Бог — отец человеческой семьи — изъят из рассмотрения, то не останется никакой возможности выковать цепь, способную связать людей на чисто человеческой основе».

Тойнби видит смысл исторического процесса в единении человечества в духовной перспективе. Если раскол является причиной социального распада, то предотвратить коллапс можно преодолением разобщенности стран и народов. «Без сомнения, сегодня мы должны признать нашу общую человечность, — говорит Тойнби, — и жить вместе как члены единой семьи».

При этом он справедливо замечает, что человечество не сможет выжить, следуя чисто восточным или чисто западным путем. Ультразападный и ультравосточный образы жизни потенциально саморазрушительны. Западный образ жизни «взрывоопасен», по выражению А. Тойнби, а традиционно восточный

  • не имеет перспективы. В то же время совершенно очевидна насущная необходимость объединиться всему роду человеческому перед грозным вызовом окружающей Среды. В частности, необходимо произвести оптимальный синтез цивилизаций Востока Запада. На Востоке всегда чувствовали, что человек живет природой, и что он не может безнаказанно вредить Природе, — закон кармы действует здесь на уровне подсознания. Поэтому нет ничего удивительного в том, что современный ответ на вызов природы выражается в понятиях восточной философии. Мы полагаем: если западный динамизм соединится с восточным самоограничением в сбалансированных пропорциях, то это породит новый образ жизни, который обеспечит устойчивое будущее человечества.

Проект будущего, предложенный британским философом предполагает создание единой религии «с минимумом догм». В диалоге с буддийским философом Д. Икедой Тойнби проводит мысль о том, что религия будущего должна иметь пантеистический характер, служить единению человека с природой. «Я полагаю, — утверждает он, — что необходимая для нас религия — пантеизм, как он представлен, например, в синтоизме, и что нам надлежит расстаться с религией иудео-христианского монотеизма и постхристианской верой в научный прогресс, который унаследовал от христианства веру в призвание человечества к эксплуатации остального универсума для удовлетворения собственной алчности.

Мир, по Тойнби, можно спасти и самым главным условием выживания человечества является духовное преобразование, рассматриваемое в «экуменической перспективе». Только объединенное единым «жизненным порывом» человечество сможет избежать коллапса и выйти на орбиту непрерывного, продолжительного развития. Иначе говоря, условием устойчивого развития рода человеческого является единое всего планетарного сообщества; но «единство человечества не может быть установлено иначе, как в рамках единстве сверхчеловеческого целого, в котором человечество всего лишь часть».

Тема 7. Социодинамика устойчивого развития: теория пассионарности Л.Н.Г умилева

  1. Этногенез и биосфера Земли Л.Н.Гумилева.
  2. Теория пассионарности.

Литература:

Учебники:

  • Бабушкин А.С. Теория цивилизации. Курск, 1997.
  • Костяев А.И., Максимова Н.Ю. Современная российская цивилизациология. М., 2007
  • Попова И.А., Столяров А.А. Цивилизации. Исторические судьбы. Учебное пособие. М, МГУ. 2001.

Научная литература для обязательного изучения:

  • Тойнби. А. Постижение истории. М., 2001 (и др. издания)
  • Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. М., 2006
  • Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли.
  • Пыльцин О.И. Россия и Евразия: эволюция цивилизаций. М., 2003.

Загрузка...

О нас anvarj63

Инчунин кобед

vospitanie_deti

Вопросы для детей возрасте 8-12 лет (50 шт)

51. Что такое горы? А) пониженные участки земной поверхности, обозначенные на карте тёмно-зелёным цветом В) …